Страшный сон Литвы: для арабов-мигрантов выстроят целый город | prostonovosti
  • Ср. Сен 22nd, 2021

prostonovosti

Основная тематика нашего сайта, это события происходящие в тех странах которые могут каким то образом повлиять на ситуацию в России. Мы не ограничиваемся просто публикацией новостей, мы даём свою собственную оценку того или иного события, которое имеет отношение к нашей стране.

Страшный сон Литвы: для арабов-мигрантов выстроят целый город

Для размещения ближневосточных мигрантов, которые нелегально попадают в Литву из Беларуси, могут построить целый контейнерный городок почти на 40 тысяч жителей. Соответствующее заявление сделал глава Службы охраны государственной границы прибалтийской республики Рустам Любаев. При этом правительство по-прежнему не может ответить на вопрос, что делать с беженцами в долгосрочной перспективе. Литва может стать новым домом для тысяч выходцев из Ирака и Сирии, причем численность их общины будет постоянно расти.
Сирии, причем численность их общины будет постоянно расти.

«Ситуация на границе (Литвы с Беларусью) трудно прогнозируемая, — предупреждает Рустам Любаев. — Мы не знаем, когда и сколько домиков потребуется. (…) Мы должны быть готовы к любому варианту. Худший сценарий — 40 тысяч мигрантов, и мы должны быть к этому готовы».

В этом контексте глава Службы охраны государственной границы Литвы заговорил о необходимости построить в Швенченском районе отдельный контейнерный городок для компактного размещения мигрантов. Впрочем, слово «городок» здесь не совсем уместно.

По факту речь идет о довольно крупном по меркам современной Литвы населенном пункте, в котором разместят до 40 тысяч жителей. С Министерством финансов уже ведутся переговоры о выделении средств на строительство этого объекта.

Директор администрации самоуправления Швенченского района Йовита Руденене также подтвердила, что в Литве может появиться город для мигрантов. Даже назвала конкретную локацию: деревня Аугуставас неподалеку от Швенченеляй. Это самый подходящий вариант.

«Там имеется канализация у заброшенных зданий, к которым подведен водопровод, ее можно использовать для создания инфраструктуры такого города. Рядом находится электрическая подстанция, которая обеспечит подачу дополнительной электроэнергии необходимой мощности», — пояснила Йовита Руденене.

В общем, на повестке дня стоит вопрос создания условий для комфортного проживания в Литве на постоянной основе незваных гостей из Сирии и Ирака. И это логично, если учесть, что борьбу с нелегальной миграцией правительство Ингриды Шимоните ведет из рук вон плохо. Это подтверждает и сама премьер-министр: «В настоящее время основная проблема заключается не в общем числе, так как 1 800 человек — это не то количество, с размещением которых Литва бы не справилась. Более серьезной проблемой является динамика, поскольку мы наблюдаем рост».

Чтобы решить проблему, глава МИД Литвы Литвы Габриэлюс Ландсбергис посещал Багдад и пытался заручиться поддержкой властей Ирака. Посыл у него был простой: если сократить (или вообще отменить) авиарейсы в Минск, то иракцы перестанут пересекать белорусско-литовскую границу.

Результат поездки Ландсбергиса не заставил себя долго ждать: с августа авиакомпания Iraqi Airlines… увеличивает число полетов из Багдада в Минск вдвое. Такое решение принято на основании поручения министра транспорта Ирака Нассера аль Шибли.

То есть власти страны останавливать поток беженцев добровольно не собираются. Напротив, они удовлетворяют растущий спрос на авиасообщение с Беларусью. Ничего удивительного в этом нет: до конца года американцы намерены полностью вывести свои войска из Ирака. Государство заинтересовано в том, чтобы не закрывать «шлюзы», через которые все желающие (и имеющие возможность) могут отправиться на поиски лучшей жизни.

Перспективы депортации нелегалов на родину, по признанию МИД Литвы, также туманны. Во-первых, те же власти Ирака в этом не особо заинтересованы. Во-вторых, большая часть мигрантов не имеет при себе вообще никаких документов — установить их личности проблематично.

Строительство «Великой литовской стены» на границе с Беларусью буксует из-за нехватки колючей проволоки. Вильнюс обращается за помощью к другим странам.

«В Литве ее (колючую проволоку) никто не производит, то есть такого диаметра в Литве ее не могут изготовить. Ближайшая страна — Польша, но Польша тоже сделала заказ для охраны своей границы», — сетует заместитель министра внутренних дел Арнольдас Абрамавичюс.

Проволока, конечно, в итоге найдется. Но сам забор едва ли станет серьезной преградой для желающих проникнуть на территорию Евросоюза. Чтобы сдержать поток нелегальных мигрантов, Литве необходимо построить на границе с Беларусью нечто вроде Сеутской стены — шестиметровый вал с видеокамерами и датчиками шума и движения. Выделять на это деньги Евросоюз не будет.

Таким образом, для решения миграционного кризиса остается два варианта. Первый — договориться с Лукашенко, который раньше эффективно защищал восточные рубежи ЕС от наплыва беженцев из Северной Африки и с Ближнего Востока. Но для Литвы это равносильно тяжелому внешнеполитическому поражению.

Второй вариант — продавливать сокращение рейсов по маршруту Багдад — Минск и другим проблемным направлениям. Поскольку сам Ландсбергис договориться с властями Ирака не смог, он просит помощи у Евросоюза: «Вся Европа заинтересована в том, чтобы разработанный Беларусью путь нелегальной миграции был пресечен. Литва интенсивно работает, но нужны и максимальные усилия ведомств ЕС в диалоге с теми странами, из которых едут мигранты — это и страны Африки, и страны Ближнего Востока».

В словах Ландсбергиса отчетливо слышится недовольство тем фактом, что Евросоюз не впечатлен масштабами миграционного кризиса в Литве. Две «с копейками» тысячи мигрантов за полгода — это не то количество нелегалов, которым можно напугать Германию, Францию и другие страны Западной Европы.

Наконец, открытым остается вопрос, что делать с беженцами в долгосрочной перспективе. Часть из них так или иначе начнет новую жизнь в Литве. «Мы не можем неограниченное время держать их в пунктах размещения мигрантов. Через какой-нибудь год придется разрешить им остаться в Литве. Таких среди задерживаемых сейчас мигрантов может быть около трети», — отмечает директор Департамента миграции при МВД Литвы Эвелина Гудзинскайте.

Почему только треть? Вероятно, потому что большинство нелегалов при первой же возможности попытается пересечь литовско-польскую границу и двинуться дальше на Запад. Литва для них — перевалочный пункт, а не конечная станция.

Но не исключено, что прибалтийская республика под напором обстоятельств сделает то, чего ЕС не добился от нее в 2015 году: добровольно примет на себя обязательства по содержанию большого количества мигрантов (в обмен на европейское финансирование). Тогда городок для компактного проживания новых граждан Литвы действительно понадобится.

Появление в стране даже небольшой арабской общины — залог того, что она будет постоянно расти. Уроженцы Ближнего Востока в Европе не поддаются ассимиляции, предпочитают жить в гетто и заводят большое количество детей. К тому же большинство мигрантов, пересекающих литовско-белорусскую границу, — молодые мужчины (до 35 лет).

Из Литвы, напротив, местная молодежь массово уезжает, обрекая ее на статус одной из самых вымирающих стран мира. Стоит ли удивляться, почему здесь столь сильна мигрантофобия? «Плодовитые» инородцы представляют потенциальную опасность для самого существования маленьких прибалтийских народов. Это одна из главных болевых точек Литвы. И Лукашенко ее нашел.

источник